Разрыв в НДС что делать

Еще статьи о налоговой:

Разрыв возникает, если у покупателя и поставщика разные налоги

О вычете по НДС — 172-я статья Налогового кодекса

Чтобы произвести какой-то товар, компания покупает материалы у поставщика, а поставщики обычно платят НДС. Поэтому, когда компания делает закупку, в стоимость материалов уже входит НДС.

Потом компания производит свой товар и продает его. После продажи она считает НДС и платит его в налоговую. Получается, что она платит НДС дважды. Чтобы такого не было, налоговая разрешает вычитать один НДС из другого.

Компания «Ванилька» производит мороженое. Она купила молоко и заплатила 30 000 рублей, в том числе НДС 5000 рублей.

«Ванилька» сделала и продала пломбир на 90 000 рублей, НДС — 15 000 рублей.

Чтобы не платить всю сумму целиком, «Ванилька» уменьшает налог — из 15 000 рублей вычитает 5000 рублей и платит НДС 10 000 рублей.

Чтобы всё получилось, в налоговых декларациях «Ванильки» и поставщика молока должно быть написано: «Продал молоко на 30 000 рублей» и «Купил молоко на 30 000 рублей». Если сделка указана в двух декларациях, сходятся суммы и размер НДС, номера и даты счетов-фактур — значит, всё хорошо.

А вот если «Ванилька» подаст декларацию и заплатит НДС меньше, а поставщик не укажет продажу в своих документах, возникнет разрыв. Налоговая пришлет письмо с требованием объяснить, почему так. Получается, разрыв НДС — это расхождение налогов у компаний.

Сложные разрывы — не ваша боль

Разрыв НДС может быть простым и сложным — это зависит от числа партнеров, которые причастны к сделке.

Простой — когда есть один продавец и один покупатель, как в случае с «Ванилькой» и поставщиком молока. Сложный разрыв происходит, если поставщик молока не сам доил корову, а купил молоко у крестьянского подворья, а те — у другой фермы по соседству. Кто-то один не указал сделку в декларации, и вот уже разрыв НДС в цепочке.

По опыту, «Ванильку» сложный разрыв не должен волновать, налоговая вряд ли придет к ним. Главное, чтобы сам поставщик молока указал сделку в своей декларации. В этом случае «Ванилька» уменьшит НДС, а там уже налоговая будет разбираться между теми участниками цепочки, у которых возник разрыв.

О разрыве НДС узнает робот

В законе нет понятия разрыва НДС — его придумали в налоговой, когда писали внутреннюю инструкцию. В ней описан механизм поиска разрыва, но сейчас этим занимается компьютерная программа, которая называется АСК НДС-2 или АСК НДС-3. Это одна и та же программа, но АСК НДС-3 новее.

Алгоритм автоматически строит цепочки между компаниями и людьми и смотрит, кто заплатил НДС, а кто забыл или скрыл сделку. Налоговые инспекторы не разбираются во всех разрывах — если система нашла, они сразу отправляют запрос. Вот как он выглядит:

У компании есть пять дней, чтобы письменно ответить на запрос. Советую не избегать налоговую: если не разобраться в ситуации, придется платить недостающий налог.

Налоговая может попросить приехать — это называют допросом. Они спросят, что за товар вы покупали и зачем, кто поставщик и как это было. Налоговой важно увидеть, что это настоящая компания с действующим директором, а не однодневка с номинальным.

Читать в «Деле»

Как пройти допрос в налоговой

Ошибку придется искать самому. Или платить

Если возник разрыв, есть два пути его закрыть: разобраться, почему у налоговой возникли вопросы, или заплатить налог. Если платить не хочется, важно выяснить, почему возник разрыв. Для этого нужно связаться с поставщиком и попросить у него документы:

  • выписку из книги продаж. Это книга, в которой регистрируют все счета-фактуры на товар с НДС;
  • копию налоговой декларации.

Если компания не обманывает налоговую и сделка была, она записана в книге продаж и отражена в декларации поставщика. Эти документы нужно передать в налоговую. Еще бывает, что поставщик сделал ошибки в учете:

  • забыл записать сделку, сделал ошибку или указал не ту сумму. Просим исправить и отправить в налоговую уточнение к декларации;
  • записал в другой квартал. Так бывает, если товар продан в одном квартале, а отмечен у покупателя в учете в следующем. Берем документы и вместе с объяснением передаем в налоговую.

Но это простые ситуации. Теперь посложнее: например, сотрудник нас обманул.

«Ванилька» купила молоко у «Молочных берегов». Сделку закрыли, но возник разрыв НДС. «Ванилька» стала разбираться: оказалось, сотрудник купил молоко у одной компании, а документы принес от другой. По документам он потратил 50 000 рублей, а на самом деле 30 000 рублей.

А может быть, что обманул не сотрудник, а посредник — сам взял молоко на одном заводе, а документы принес от другого. В этом случае нужно искать реального продавца, обновлять свою книгу закупок и просить его внести сделку в книгу продаж. Затем две стороны отправляют уточненную декларацию в налоговую. Но придется заплатить разницу в НДС: у реального поставщика НДС будет меньше, потому что товар стоит дешевле.

Разрыв может возникнуть непонятно откуда

В этом году стали происходить и более запутанные ситуации с разрывом НДС. Представим, налоговая присылает письмо, мы идем к поставщику, а тот говорит: «Бро, ты что, я всё сдавал — вот, смотри в документах». И правда, в журнале продаж сделка записана. Остается вопрос, почему налоговая считает, что возник разрыв НДС. Может быть, поставщик не отправил декларацию или произошел сбой в компьютерной программе.

Чтобы выяснить, смотрим в реестре сданных деклараций, какие документы получила налоговая. Обычно для этого делают запрос в сервисе или программе, через которую поставщик отправлял документы. Например, в «Контуре» или «Сбисе».

По опыту, чаще оказывается, что в основной декларации продажа отражена, но следом сдана уточненная декларация непонятно от кого, в которой этой продажи нет. И так происходит из раза в раз. Компании обращаются в полицию и прокуратуру, но сказать, откуда берутся уточненные декларации, никто пока не может.

Проблемы можно предупредить

Самое неприятное в разрыве НДС — когда выясняется, что поставщик участвует в длинных цепочках. Чтобы не переживать за разрывы, советую проверять контрагентов.

Это можно сделать с помощью услуг и сервисов проверки у контрагентов — такие есть у банков и интернет-бухгалтерий. Еще помогает фиксировать первую покупку: фотографировать или снимать на видео склад, машину с товаром.

Белый бизнес для контроля рисков. Проверяем надежность партнеров, объем переводов и количество налогов, даем рекомендации, как уберечься от вопросов налоговой.

→ rko.modulbank.ru/wb Рекламонька, любим такое

Предыдущие выпуски:

  1. Введение в теневую экономику
  2. Как становятся номинальными директорами
  3. Как контролируют номинальных директоров
  4. Кидки как норма жизни
  5. Схемы применения директоров и фирм
  6. Сотрудники
  7. Дропы, кардинг, интернет-бандиты
  8. Про НДС и грядущие перемены
  9. Что пишут про обнал теоретики
  10. Как уводят деньги номинальные директора
  11. Что делать кинутому номиналу

Из банка на рынок

Потоки сместились из финансового сектора в торговый, подтверждает финансист: покупать наличные у торговых предприятий проще. Они ведут реальную деятельность, там большие поступления наличных, а среди потока добросовестных сделок отследить сомнительные очень сложно, тем более что часто они маскируются под обычные, продолжает он. В финансовом же секторе с обналичиванием ведет жесткую борьбу ЦБ – осталось немного игроков, готовых сдать лицензию за нарушение антиотмывочного законодательства, говорит собеседник «Ведомостей».

Сами банки этим уже почти не занимаются, все выставляют заградительные тарифы, особенно на переводы крупных сумм со счетов компаний на счета физлиц, подтверждает топ-менеджер небольшого банка: лицензию жалко, она дорого стоит. А у торговцев есть неучтенная выручка и контроль за ними ниже, объясняет он.

Купить наличные сейчас можно за 12%, говорит финансист. Если в схеме возникает НДС, который надо уплатить (или сделать вид), то цена 15–18%, без него – 12%, говорит топ-менеджер банка. Можно найти и подешевле, около 10%, замечает сотрудник налоговой службы, оказывающий услуги по обналичиванию.

Зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин в начале апреля оценил среднюю комиссию за незаконное обналичивание в 14–15% – это «средняя температура по больнице», она колеблется «в зависимости от сезонности и от объема денег» и может подскакивать и до 25%, «когда это надо сегодня, сейчас, через час и большую сумму». Сейчас ЦБ не наблюдает тенденции роста тарифов на услуги по незаконному обналичиванию средств, отметил Скобелкин (его цитаты по «Интерфаксу»).

Теперь регуляторы взялись за «небанковские» схемы обналичивания.

В феврале Росфинмониторинг разослал банкам и другим подотчетным типологии теневого обналичивания («Ведомости» ознакомились с документами, топ-менеджеры двух банков подтвердили их получение). Типологии носят информационный и рекомендательный характер, говорит представитель Росфинмониторинга: описанные в них схемы должны помогать банкам и другим участникам рынка лучше выявлять сомнительные операции, чтобы препятствовать их проведению. Все, кроме одной, касаются работы торговых предприятий.

Вот как они работают.

Банковские векселя

Росфинмониторинг наблюдает активизацию вексельных схем в обналичивании с участием физлиц, сообщило ведомство в одной из своих методологий. Суть схемы заключается в том, что организаторы переводят от компании в пользу физлица векселя на предъявителя, выпущенные крупнейшими кредитными организациями. Затем эти векселя предъявляются к погашению, а полученные физлицами деньги передаются заказчикам.

«Тут все просто: компания не может получить за вексель наличные, а физлицо может», – говорит рисковик из банка топ-20. Это удобно и налогов нет, добавляет топ-менеджер мелкого банка.

Материнский капитал

Незаконным обналичиванием занимается не только бизнес, продающий свою выручку, но и население. В частности, люди обналичивают материнский капитал, предоставляемый государством и который можно тратить только на определенные цели – например, на образование детей, улучшение жилищных условий.

Одна из схем его обналичивания проходит под видом оказания консультативной или юридической помощи, пишет Росфинмониторинг. В этом случае организации ищут клиентов – владельцев сертификатов на получение материнского капитала, которые хотят обналичить их. С ними заключается договор на приобретение жилья, который затем проходит государственную регистрацию, описывает схему служба. После предоставления документов в Пенсионный фонд и принятия решения о выплате средств продавец снимает их наличными и передает владельцу сертификата заранее оговоренную сумму. Вскоре права на приобретенное жилье возвращаются продавцу на основании договора дарения, пишет Росфинмониторинг. Иногда в роли продавцов выступают родственники владельцев сертификатов.

Другая схема связана с предоставлением фиктивных кредитов или займов на улучшение жилищных условий, указывает ведомство. Организация составляет с владельцем сертификата фиктивный договор на выдачу кредита. В счет его погашения владелец передает свой сертификат организации, которая предъявляет его к погашению в Пенсионный фонд. Перечисленные средства снимаются со счетов. Часть обналиченных денег передается владельцу сертификата. В этой схеме участие принимают как обычные организации, так и кредитные потребительские кооперативы, заключает Росфинмониторинг.

Почему все это работает

Обналичивание часто используется в схемах отмывания доходов, также оно обеспечивает работу теневой экономики (выплаты серых зарплат, уклонение от уплаты налогов), пишет Росфинмониторинг в отчете о национальной оценке рисков легализации преступных доходов. Значительная доля наличных в экономике обусловлена в том числе экономической моделью и особенностями страны, признает служба. А анонимность расчетов и возможность оплачивать ими крупные покупки делают наличные популярными при совершении преступлений и усложняют процесс расследования.

По данным ЦБ, основной спрос на теневые финансовые услуги предъявляет строительный сектор – на него приходится почти треть всех сомнительных операций.

«Большой поток наличных обусловлен большой долей серой экономики, которая рождается из-за зарегулированности: малому бизнесу невыгодно работать вбелую», – говорит главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. Строительный сектор действительно самый серый, продолжает он: компаниям требуется большое количество работников, выгодно привлекать полулегальных или нелегальных мигрантов, которые не требуют соцпакетов и согласны на более низкую заработную плату, рассказывает он. Отсюда и спрос на наличные: этим работникам часто платят зарплаты в конвертах.

Выплаты зарплаты

В этой схеме организации перечисляют деньги на счета физлиц под видом выплаты заработной платы. Как правило, организация перечисляет свои средства из банка, где она решила добровольно закрыть счет, пишет Росфинмониторинг. Деньги уходят физлицам под видом выплаты аванса по зарплате без уплаты НДФЛ и других обязательных платежей в бюджет. Таким образом, как минимум единоразово происходит беспрепятственное перечисление средств, указывает служба. При повторной попытке проведения такой операции банки запрашивают у организаций документы, подтверждающие факт обязательных платежей в бюджет.

Происходит обналичивание и под видом «зарплатных проектов». В этой схеме юрлица, созданные, как правило, незадолго до проведения операций, переводят на карты большого числа физлиц сумму, существенно превышающую годовую зарплату по отрасли. Люди снимают эти деньги в банкоматах сторонних банков в крупных городах и сдают их заказчику. Росфинмониторинг наблюдает переток таких «зарплатных проектов» в региональные банки с менее эффективной системой мониторинга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *